Вторник, 14 июня 2016 19:08

Поэма. Другая жизнь Ратмира

Автор
Оцените материал
(7 голосов)

Сей сказ покажется кому-то,
Печальной вестью о делах,
Но дайте мне ещё одну минуту,
Я расскажу, что ведаю во снах.

И вот, сквозь время наблюдая,
Я вижу сочные луга,
Где ветер траву колыхая,
Играет словно малое дитя.

Где песнь поёт младая дева,
Ей вторят птицы из дубрав.
И витязь смело, смело, смело,
Идёт и ворогов разносит в прах.

Здесь мудрый волхв не робщет,
Он поучает славный Род.
Ярилу пахарь славь возносит,
Он кормит свой родной народ.

Всё ладно в мире том далёком,
Любовь и честь хранят века.
Вот только вновь чернее ночи,
Вдруг стали утром облака.

И я начну пожалуй снова,
Чтоб не терять рассказа нить.
И мне поможет в этом ветер,
Я не хочу его забыть.

И так, шумят, шумят дубравы,
Какой уж год не вспомню я.
Лишь только вымолвлю устало:
Лета минули те друзья.

Сидит у речки одиноко,
Босые ноги свесив вниз,
Оставив рядом у полога,
Кольчугу, что огнём горит.

Безстрашный воин отдыхает,
Он день в трудах провёл, не сник.
Он ратно дело познавая,
Открыл в себе Дух без границ.

На солнце меч играет рьяно,
Вода свою заводит песнь.
И ветер кудрями играя,
Наводит сна благую тень.

И задремал могучий воин,
Хот телом он и не велик,
Зато Душою обладает,
Что перестала знать границ.

Границы те лишь у смутьяна,
Чьи помыслы черны как ночь.
Безсмертие Душа познала,
Отринув все сомненья прочь.

И сниться войну дом у речки,
Как сына на руки берёт.
Жену красавицу целует,
И разговоры с ней ведёт.

И дочка малая играет,
С цветами, что в саду растут.
И с ними речь она заводит,
И звери к ней всё льнут и льнут.

И пробудился славный ратник,
Кольнуло что-то глубоко,
Сверкнула сталь над головою,
И нож вонзился под ребро.

Над ним склонился друг родимый,
Что клялся вечно братом быть.
И прошептал в дурмане пьяном:
Ты ненавистен мне Ратмир.

А ратник, лишь блеснув очами,
Как будто молнии зажглись.
В последний миг осознавая,
Зачем так друже поступил.

А тот, не в силах удержаться,
Рассказ повёл, что Душу жёг.
Друг в чёрной зависти купался,
И с пеной словеса он рёк...

Как вожделел Ратмира любу,
Как он богатство вожделел.
Как знаний он искал повсюду,
И как известным стать хотел.

Но не сбылись его капризы,
И зависть в сердце затая,
Он всё смотрел как обретает,
Блага Ратмирова семья.

Ратмир собрав всю силу воли,
Не даром в ратном деле преуспев,
Стряхнул с себя туман невзгоды,
И вымолвил, всю боль преодолев:

«Ты друг не там виновных ищешь,
И в неудачах ты винишь,
Того, кто не стремился к счастью,
Лишь только сам его дарил.

Ты так хотел любви от женщин,
Что сам остался без любви,
Ты стал пустым сосудом грешным,
В котором только пауки.

Ты так хотел блага чужие,
Что позабыл их создавать,
И знаний так хотел великих,
Что забывал ты их искать.

Твоей наградой стала зависть,
Твоя погибель - смерть Души.
Ещё не поздно всё исправить,
Но измениться должен ты...

Со смертью стану я сильнее,
Проблем убийством не решишь.
От злобы станешь ты мрачнее,
С печалью путь свой завершишь.»

От тех речей, что в сердце стыли,
Друг только гневом изошёл.
И нож, украв всю жизнь Ратмира
До сердца молодца вошёл.

И вот Ратмир закрыл глаза,
И мыслью дотянулся любы,
Что так ждала его всегда,
При встрече целовала в губы...

И дождь пошёл, и ветер взвился,
Ратмира кровью друг умылся.
И отпечаток дел постыдных,
Остался в друге навсегда.

Ратмир парил над облаками,
Он дотянулся до земли,
К любаве мыслью обратился,
Пытаясь образ донести.

А друг побрёл, теряя смыслы,
Сходя с ума от злобы той,
Что поселилась в сердце чистом,
И отравляла чернотой.

Душа такая тёмной стала,
Темнее ночи без Луны.
И сердце биться перестало,
Отринув света чистоты.

Он к той любаве возвращался,
Но перед ним вставал порой,
Ратмира Дух бесплотный, чистый,
И не пускал его домой.

Скитался друг, пока та злоба,
Не выжгла сердце изнутри.
И друг почил в унынье тёмном,
И умер скоро от тоски.

Исполнив долг перед семьёю,
Ратмир отправился в мiры,
Где плоть его была Душою,
И жить там будет до поры...

И хоть расстался он с женою,
И детям дал наказ немой,
Во снах он возвращался снова,
Проверить сызнова покой...

И свет застил глаза Ратмира,
Открылся город перед ним.
Как на картинке из приданий,
Что волхв когда-то подарил.

Ступал Ратмир так осторожно,
Дивясь причудливым садам.
Созданья странные тревожно,
Шли за Ратмиром по пятам.

Тянули звери свои морды,
Дракон кружил над головой,
И вот признав своим Ратмира,
Все обрели опять покой.

И вот Ратмир дошёл до замка,
А тот, как будто из стекла.
И вроде стены не прозрачны,
И перед ним течёт река…

В реке причудливые рыбы,
Как будто смотрят на него,
И вновь признав своим Ратмира,
Водою брызжут на лицо…

Ратмир поднялся по ступенькам,
Пред ним ворота отворя,
Предстал старик седой как пепел,
И улыбнулся говоря:

Приветствую мой сын родимый,
Как жаль, что ты так скоро здесь.
Я ведаю, что приключилось,
Тебе несу благую весть.

Ратмир узнал отца в мужчине,
Хоть и старик был перед ним,
Но только знал Ратмир, привычным,
Он видит зрением сей мир.

И старец стал могучим войном,
А замок стал ещё чудней.
Ратмир взирал на всё спокойно,
Отец был маг среди людей.

И отче в замок приглашая,
Увлёк Ратмира за собой.
И любопытства не скрывая,
Ратмир дивился красотой.

Отец Ратмира улыбнулся,
Погладил сына волоса,
Обнял и сдерживая слёзы,
Он молвил ныне словеса:

«Тебе родному путь не близкий,
Уж скоро предстоит пройти.
И будет он опять тернистый,
И много горя впереди.

Но не печалься сын любимый,
За горем счастие придёт.
Хоть будет людям тьма родимей,
Ты всё постигнешь и поймёшь.

Коль не свернёшь с тропы познанья,
И не отринешь правды ты,
Всё это будут испытанья,
На Золотом твоём пути...

Хоть памяти лишён ты будешь,
И силу темень заберёт,
Но ориентиром тебе станет,
Твой славный и могучий Род.»

И вновь застил свет взор Ратмира,
И закружил водоворот…
Раздался плачь, как звуки лиры,
И мать клала младенца на живот…

И что-то тело укололо,
Младенец вспомнил нож в руке,
По телу яды побежали,
И память стёрлась о себе…

И мальчик рос, слабея телом,
Врачи кололи вновь и вновь…
Забыв себя, людские цели,
Он словно раб был без оков.

Смог улиц, шум машин железных,
Дома на множество семей…
И безполезные работы,
Что отнимают жизни у людей.

Печаль и хаос, без надежды,
Без цели, в похоти и лжи,
Здесь почитали люди жадность,
Теряя часть своей Души.

И наш Ратмир, себя не помня,
Влачил бессмысленную жизнь.
Но свет сомненья в нём остался,
И выхода, просил, просил.

Однажды девушку он встретил,
И в нём вскипела ала кровь.
Хоть взгляды вместе на мгновенье,
Но понял мальчик, то любовь.

И время летнее минуло,
Зима минула, снова зной,
И первый поцелуй Ратмира,
Любаве отдан был лишь той,

Которой сердцем полюбил он,
Что ближе всех, родней была.
И закружился Дух Ратмира,
Проснулась наконец Душа!

Он вспомнил лик его отца,
И замок вспомнил из стекла.
Узнал любаву в деве той,
В глазах его горел огонь.

И попытался вспомнить всё,
Как нож вошёл прям под ребро,
Как он жену свою любил,
Как друг родной его убил…

И тут Ратмир вдруг приуныл.
Ему казался мiр ужасным,
И люд вокруг бродил несчастный,
Ратмир чуть было не завыл...

Любавы, сном глубоким, разум,
Спал безпробудно много дней.
Ратмира дева не узнала,
Но люб он был ещё сильней...

И силой воли успокоив,
Метавшуюся Душу вон,
Ратмир впал в думу и настроил,
Свой разум на Земной покой.

В покое мысли зажурчали,
Как маленький лесной ручей.
Водою чистой омывали,
И не оставили теней.

И вновь глядит Ратмир спокойно,
Достойно приняв все вокруг,
К отцу он мыслью потянулся,
Чтобы совет держать с ним тут.

Отец конечно же приметил,
Он сына терпеливо ждал.
И мыслью он ему ответил,
Чтоб тот любимую спасал.

«Когда любимая проснётся,
Ведунья в ней опять вернётся,
Душа Ратмира развернётся,
И будет знать как поступать.»

И вновь отец ушёл в забвенье,
Ратмира Дух совсем воспрял.
Но не убрать его томленье,
О той свободе, что он знал.

А люди в рабстве прибывали,
Хоть кандалы не надевали,
Без воли жизни отдавали,
На благо кучке тёмных лиц.

А те ведь то же не дремали,
И очень много понимали,
И чтоб держать людей в узде,
Особы мысли навивали:

«Чтоб собственною волей раб,
Споил себя, курил бы смрад,
Чтоб жизнь свою он разменял,
На то, что тёмный навязал.»

И люд наш будучи в плену,
Иллюзий созданных ему,
Послушно волю исполнял,
Того кто этим управлял.

И человек стал человеку,
Врагом, и собственной рукой,
Он убивал тех несогласных,
Что думали своею головой.

Ратмир не первый был таков,
Кто избавлялся от оков.
И сами люди не могли,
Признать лишь что рабы они.

Люд не прощал тех кто смелее,
Тех кто умнее и везуч,
Тех кто трудом своим радея,
Решал спасать все тот же люд.

И человека низвергали,
За то, что не такой как все,
Хотя, до хрипоты орали,
Что каждый личность по себе.

И понимая этот ужас,
Ратмир решил здесь не спешить,
Его умения в ратном деле,
Могли опорою служить.

Его закалка и терпенье,
Его упорство и стремленье,
Судьбы и Рода повеленье,
Смогли сдержать его сомненья.

И те сомненья не спроста,
То в детстве разум исказили,
И крест на Душу наложили,
И целью стала пустота.

А бить врага мечом булатным,
Когда враг в разуме людском,
То действо не по воле светлых,
То действо вызвано тайком.

Ведь обладая духом война,
И зная, что главой всему,
Деянья светлые у война,
Чужак наводит клевету.

И понимал Ратмир прекрасно,
Что действо нужно изменить.
За разум битву начиная,
Здесь главное, где свет не позабыть.

Ратмир решил начать с себя,
Чтоб изменилось всё и вся,
Он изменил в себе пороки,
Что навязали чернобоги.

Так называл он тех паскуд,
Что у людей украли Дух.
Что разум у людей забрали,
И свою волю навязали.

И с разума, вдруг что-то спало,
Светлее стало на Душе,
Ратмир отметил это сразу,
И пали многие клише.

И вот Ратмир вздохнул свободней,
Решил любаву пробудить.
Любовью он свой Дух наполнил,
И ей пытался подарить.

Но результатом стала ссора,
И вновь ведунья крепко спит.
Ратмир теперь совсем спокойно,
На свою милую глядит.

Погладил ласково головку,
В уста горячий поцелуй...
И Душу он свою открыл ей,
Свет смыл с неё всё словно Туй.*

*(Туй, Большой Туй) — река в России, в Омской области, приток Иртыша)

Расправила любава плечи,
И имя вспомнила своё.
И закружились вокруг свечи,
И вспыхнул свет в глазах её!

И бросилась на грудь Ратмира,
Рыдая, словно малое дитя -
«Я так ждала тебя мой милый,
Что позабыла кто же я!»

Ратмир любаву успокоил,
И рёк любимой то, что знал.
Он рассказал всё, что усвоил,
Как с тёмным битву он принял.

И как единое созданье,
Ратмир с любавой бой ведут,
С врагом, что души отравляет,
И свету застилает путь.

Душа Ратмира развернулась,
К любаве веданье вернулось,
И вместе создают они,
Что завещали им отцы.

А предки зрят с мiров иных,
Хранят детей своих от зла,
Хоть нелегка у них судьба,
Но только так растёт Душа.

И сами дети должны путь,
Пройти свой, что бы не свернуть.
Приняв душою мирозданье,
Отведав горечь испытанья,
Остаться чистыми тогда,
Когда вокруг сгустилась тьма.
Ведь смерть приходит лишь тогда,
Когда неправедны дела.



© Copyright: Александр Каракулько

Свидетельство о публикации №216061400012

Прочитано 422 раз Последнее изменение Суббота, 24 сентября 2016 20:30
Александр Каракулько

Надеюсь, моё творчество доставит вам радость и его прочтение, станет приятным времяпрепровождением. Может, кто-то из вас узнает новое или пополнит старый багаж знаний. Некоторые произведения, имеют целью пополнить художественный ареал нашей замечательной планеты. Другие, ставят перед собой задачу обратить ваше внимание на важные вопросы, которые волнуют множество людей. Возможно, вы найдёте ответы. Но я предлагаю не останавливаться на достигнутом и продолжать путь поиска, открывать для себя множество нового и интересного.

www.karakulko.ru | Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Другие материалы в этой категории: « Демон и птица сирин Оборотень »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.