Глава 1


Обычное утро. Обычное Солнце. Каждый день кажется обычным, если не научиться подмечать разные детали. Мы просто привыкли видеть одну и ту же картинку, и если в неё внести совсем чуть-чуть изменений, то для обычного человека, эта картинка останется прежней. А меняя эту картинку планомерно, и так же совсем по чуть-чуть каждый день, большинство людей никогда не заметят, что жизнь совсем уже другая и живут они совсем в другой реальности, воспринимая это, как должное…


С такими мыслями, Александр сидел у окна и наблюдал, как поток машин, с каждой минутой, увеличивал своё влияние на тишину. Утро было раннее, за окном разгорался новый день. Паучок пробежал по ту сторону окна, на секунду застыв, как бы понимая, что его заметили, и поспешил по своим делам дальше. Александр глотнул горячего чая из фарфоровой кружки, которую ему подарил один его знакомый. Кружка была сделана из тонкого и легчайшего материала, но на удивление, чай в ней остывал очень медленно. По ней можно было постучать ложечкой и она издавала практически такой же звук, как чистый хрусталь. В неё можно было налить кипяток взять в руки и не обжечься. Бизнесмен, который преподнёс Александру её в подарок, был обычный работяга. В лихие девяностые, он хотел открыть производство такого фарфора по старым русским технологиям. И открыл. Он вкалывал, как на галерах. Но лихие годы сделали своё грязное дело. К Александру бизнесмен пришёл за советом, услышав от своего знакомого о том, что тот решает некоторые сложные вопросы. Совет оказался правильным и помог избежать множества проблем, с такими же лихими парнями, как и само время. Парней потом всё равно посадили, об этом писали в газете. А этот бизнесмен, оставил свою затею, о новых-старых технологиях, пока не придёт подходящее время.


Александр любил эту кружку, и пить из неё было почему-то очень вкусно. На ней, с одного бока красовалась надпись – «Благодарю» и инициалы В.Н., а с другой стороны непонятный узор, где лини переплетались. То казалось, что они превращаются в цветок, то в какое-то животное… В общем, это действительно была работа мастера. Александр, тогда не взял денег. Он прекрасно понимал, что у этого человека их просто нет, да и не за этим он ему помог. Он прекрасно видел, когда люди врут, а когда им действительно нужна была помощь, поэтому и цена всегда была адекватной. Порой он помогал просто так, не желая ничего взамен. А благодарные люди приводили знакомых, а те своих знакомых, а те своих...


Маленькая и уютная квартира Александра была напротив набережной в центре Москвы. Он любил город, ведь здесь был его дом. Он всегда очень переживал за то, что в последние годы, строители изуродовали мегаполис своими бездарными и некрасивыми постройками. Жизнь, в таком безобразии, становилась невыносимой. Александр сделал последний глоток чая, который так же оказался горячим. Помыл кружку и пошёл одеваться. Сегодня его ждали. Ждали не где-нибудь, а в местном полицейском участке. Там работал его сосед Аркадий Манов, который жил двумя этажами выше, над квартирой Александра. Он был следователем.


Александр не любил полицейских, так как большинство из них, обладали не самыми лучшими человеческими качествами. Поэтому, он предпочитал с ними не общаться. Но, Аркадий был достойной и порядочной личностью. Он видел это по его отношению к соседям, к жене, к детям. Аркадий всегда участвовал в подъездных делах, никогда не отказывал в помощи. Это был настоящий витязь, ростом под два метра, с русыми и кудрявыми волосами. Смешным носом, похожим на картошку. Одевался он всегда скромно и просто, но очень опрятно.


Недавнее убийство в подъезде, обязывало Александра прийти и дать показания. Тем более, он чувствовал, что должен помочь. И так уж случилось, что Аркадий вёл именно это дело.


Убили молодого человека неделю назад. Хотя, официально нигде не заявлялось об убийстве и никто не знал, так ли это на самом деле. Но все говорили, что парня убили. Его нашли в подъезде, без следов насилия, крови вокруг не было, никакого оружия. Он был опрятно одет. Денег у него не взяли, на основании этого, каждый говорил, что преступление не было ограблением. Кто и откуда знал, что у него было в карманах, оставалось неизвестным. Он просто лежал на полу, лицом вниз, как будто спал, подложив руки под щёку.


Нашёл его Аркадий, который возвращался со службы домой. Не факт, что он был первым, просто многие могли подумать, что парень пьян и прошли мимо. Звали убитого Олег, на вид ему было лет 30. Он практически ни с кем не общался, приходил на собрание жильцов, был не многословен, всегда вежлив и интеллигентен. Никто о нём, практически, ничего не знал. Все думали, что он купил, два года назад, квартиру на последнем, девятом этаже. Знали, что он сделал ремонт. И это, пожалуй, всё.


Ранняя весна была чрезвычайно приветлива. Лёгкий ветерок играл с расстёгнутой курткой Александра, как бы подзадоривая его на общение с ним. Полицейский участок был не далеко, в нескольких остановках на троллейбусе. И поскольку, погода была хорошая, Александр решил прогуляться пешком. Он никогда не заставлял себя ждать. Всегда приходил вовремя и по возможности точно в назначенное время. Он считал, что опоздание — это неуважение к тому, с кем назначена встреча. И ждал от других пунктуальности и уважительного отношения к затраченному времени. А что бы не опоздать в этот раз и не спеша пройтись, он вышел на 15 минут пораньше.


Время неумолимо бежало. Александр шагнул в кабинет ровно в восемь. Во столько, во сколько ему было назначено. Аркадий встал из-за стола и поприветствовал его крепким рукопожатием. Предложил сесть напротив. При этом, Александр заметил, что стол и стулья в его кабинете стояли так, что приходящий человек не чувствовал себя в унизительном положении, как будто его вызвали не на допрос а в гости. Александр так и не понял, как это удалось хозяину кабинета, но он и не вникал. Его мысли были о другом. Он искал в памяти всё, что было связано с убитым человеком.
Кабинет следователя был маленьким. Аркадий сам обустроил его. Здесь было как-то по-домашнему и не возникало ощущения, что ты в полицейском участке. Аркадий предложил чаю. Видимо он не завтракал, и спросив позволения у Александра налил себе чашку крепкого и ароматного чая и положил рядом булочку, которая была домашнего приготовления, потому что аромат её пленял своей магией. Несколько раз Александр беседовал с Аркадием возле дома. На удивление, это оказался начитанный и образованный человек. Он не курил и не пил, это очень нравилось Александру, который презирал тех, кто испытывал слабость к подобным вещам. И по хорошему, Александр немного завидовал Аркадию за его прекрасную семью. Александр и Аркадий оказались практически одного возраста. Аркадий был старше на 5 лет.


В возрасте тридцати пяти, Александр вообще перестал замечать, сколько кому исполнилось. Возрастные особенности, часто определяли поведение и психологию человека. Но, тем не менее, возраст не был определяющим для оценки человека в принципе. Иногда, старики вели себя не самым лучшим образом, а молодёжь, проявляла все качества мудрости. Александр одинаково уважительно относился и к детям, и к старикам, старался быть непредвзятым к разной возрастной категории. Он слишком любил жизнь, чтобы не унижать её в каком бы то ни было виде. Да и не красит уничижительное поведение человека, а уж тем более мужчину. Такой подход к людям давал возможность многое увидеть в них как хорошее, так и плохое.


- Я задам несколько вопросов, которые задаю всем. Поэтому, прошу не обижаться, а отнестись с пониманием. – Аркадий сказал так искренне, что Александр на секунду растерялся. Конечно, Александр и не собирался обижаться, он знал досконально, что должен спросить Аркадий. Ведь он проштудировал всю литературу, по которой обучают следователей. Поэтому, он не стал дожидаться, а стал отвечать на вопросы.


- 20 апреля, утром я встал в 6:00. С этого времени и до 10:00 я провёл дома в написании статьи по психологии человека, после, я убирал квартиру, около 12 часов я вздремнул. Проснулся через час. Далее, просмотрел новости, они шли в 14:00. Один раз я выходил в магазин. Это было с 16:00 до 18:00. Я купил продуктов. У меня есть чек, там стоит время покупки 17:50. Учитывая, что до нашего магазина идти пять минут, плюс подняться на лифте, открыть дверь коридора, потом дверь в квартиру и того я был дома ровно в шесть часов. Если, конечно, мои часы не спешат или не отстают. Я проверяю их каждый месяц. Обычно они убегают вперёд минуты на три. Если учесть, что сегодня практически конец месяца, то мои часы, скорее всего, спешат на три минуты. Когда я выходил из дома в 16:00, я ехал в лифте с нашей соседкой бабой Клавой. Мы с ней обсудили, как поймать тех, кто в лифте нацарапал неприличное слово. Когда я возвращался обратно, то был один и никого не встретил. Вечер я провёл за чтением медицинской книги. В 20:00 я посмотрел новости по первому каналу и вновь продолжил чтение. В 24:00 я лёг спать. С 23:00 до 24:00, когда произошло убийство, я ни с кем не разговаривал и подтвердить мои слова некому. Таким образом, на это время у меня нет алиби.


Аркадий слега опешил от такого монолога. Откусил пирожок, медленно прожевал его, глотнул чаю. Сторонний бы человек и не увидел, что Аркадий замялся, но скрыть это от Александра было невозможно. Выдержке и самообладанию Аркадия можно было позавидовать. И наконец, когда следователь пришёл в себя и прожевал пирожок, что вряд ли бы он позволил себе при других людях, а это говорило о хорошем и дружеском отношении к Александру, он спросил:


- А откуда Вы узнали время убийства и вообще, что это было убийство?


- Вы Аркадий очень умный человек, но приглашая на собеседование… - Александр нарочно употребил это слово, что бы не задеть чувства Аркадия. - …допустили непростительную ошибку. Вы оставили открытым дело. Поскольку, у меня неплохое зрение, я успел прочитать, пока Вы готовились к расспросу, целую страницу. Должен сказать, что Ваш почерк разобрать очень сложно. И там написано - «время смерти установлено между 23 и 24 часами...» Чуть ниже говорится о том, что по заключению медэксперта смерть наступила в результате остановки сердца вызванного ядом. Ещё, я не совсем понял, что написано про следы яда и сам яд. Конечно, всё может быть, но скорее всего это убийство. Очень трудно поверить, что молодой человек, в полном расцвете сил, просто умер ни с того ни с сего, от остановки сердца и у него в организме оказался яд. Хотя, конечно, я могу ошибаться в причинах и следствиях не располагая нужной информацией, но в конце страницы вы сами делаете вывод, что это убийство. Это написали Вы. А Вы, наверное, располагаете немного более подробной информацией.


Аркадий улыбнулся и закрыл дело, как бы давая понять не то, что он не доверяет, а что исправляет ошибку. Ему понравилось речь Александра.


- А почему Вы сделали вывод, что это мой почек? – у Аркадия проявился неподдельный интерес к персоне Александра.


- Ну, ведь Вы же ведёте это дело. Соответственно, точнее, скорее всего именно Вы и писали все эти бумажки. Потом, на столе лежит ручка, кончик её немного потёк, а последняя запись на странице… Если откроете, то увидите… А ещё, так всегда говорят: «Почему вы решили, что это мой почерк?» Последними словами вы это признали сами, если бы он был не ваш, вы скорее всего сформулировали вопрос так: «Почему вы решили, что этот почерк принадлежит мне?» Чувствуете разницу? Хотя, я склонен всегда ставить под сомнение свои выводы.


В это время Аркадий начал открывать закрытую папку.


- Вон там, в самом конце, хвостик у последней буквы немного потёк. Потом, когда я входил, Вы положили ручку на стол. Я сделал вывод, что Вы Аркадий, что-то писали. Извините, отчества не знаю.


- Алексеевич… - Аркадий заулыбался. – Да… Вы наблюдательный. Первый раз встречаю такую чёткую работу мысли. Если не считать сыщика Артура Конан Дойля.


- Это придуманный персонаж, и недостаток в их мыслительной деятельности состоит в том, что они используют двоичную логику там, где её может и не быть. То есть, они используют в своей аналитике алгоритм да-нет. Это не правильно, так как в большинстве случаев, такая логика работает только у примитивно развитых существ. Человек, намного более высокоорганизованное существо, способное мыслить куда более загадочно. Но психологи и сериальные детективы основывают свои выводы на простых и животных реакциях человека, которые обозначил мистер Фрейд. А ведь сама персона Фрейда кем-то пропиарена, а это означает, что слава его была кому-то выгодна. Его «научный» труд не имеет под собой обоснования. Я думаю, и это моё мнение, что Фрейд писал свои труды специально, что бы низвести человека до уровня животного. И ему в какой-то мере это удалось. Ведь несколько поколений было обучено его теориям. И эти поколения уже обучают других. Это социальная бомба, которая может привести человека к деградации. И в первую очередь, его теория, именно теория, обратите на это внимание, сказывается на реальных мыслительных процессах.


Аркадий был смущён. Он так же знал Александра, как начитанного человека, с широким кругозором. Однако, следователь открыл для себя совершенно нового соседа, кругозор коего простирался не только на сферу жилищно-коммунального хозяйства, но и далеко за его пределы.


- Как ваше отчество Александр? Извините, я забыл, хоть и писал в повестке.


- Не страшно, я понимаю, у Вас много посетителей. Васильевич.


- Ну что же, я думаю, что получил очень исчерпывающий ответ. Прошу прощения, если доставил Вам хлопоты.


Манера разговора у Аркадия была очень интересна. Он не позволял себе резких эмоциональных вспышек и иногда говорил, как бы на старинный лад, почти на распев. Александр и сам очень любил употреблять старые слова. Он считал, что богатство языка, на котором говорит человек, стимулирует мышление, а оно, в свою очередь, напрямую зависят от того, насколько сложна и богата родная речь. Александр встал, кивнул головой, соглашаясь с Аркадием, и направился к выходу.