Старый друг

 

Время шло, мне исполнилось 29, я так больше и не видел ни друга Петю, ни Ольгу. Про Волка я вспоминал, но без особого энтузиазма. Жизнь проходила спокойно и равномерно. Волк не появлялся, ничего необычного не происходило. Пару раз закрутил роман, но по поведению и привычкам, по образу жизни, девчонки были один в один, как моя бывшая жена. Все слова, действия были точь-в-точь, как у неё. Поэтому, долго мы и не встречались. Я успел взять в МорБанке (главный банк Морóка) кредит. Потом, пожалел о содеянном, думал, что отдать мне его будет проблематично, так и было. Частные тренировки пришлось прикрыть, так как наехали из Главного Управления Районом 1 (ГУР1 – районы тоже были пронумерованы, первый район был центральным). Наезд был прост - почему это я беру деньги с трудящихся? На что я заметил, прекрасную норковую шубу на представительнице ГУР1, похвалил её красоту, а про её сопровождающих парней, два крепыша бульдожьего вида, сказал, что свою собаку я оставляю дома, если иду в гости. Но моё оскорбление, как-то прошло мимо ушей пришедших, и они предложили мне работать под их эгидой и преподавать то, что они посчитают правильным, а в остальном мне будет карт-бланш. Мой ответ был весьма однозначен. Нет. Так я и лишился последнего места заработка. Кредит довлел, цены росли, жизнь оказалась на грани, но я не отчаивался. Не знаю почему, но оптимизма у меня было гораздо больше, нежели тогда, когда у меня было всё «хорошо» и я был добропорядочным гражданином.

 

Я пытался устроиться на работу, но меня после первого собеседования вежливо посылали. Друзья уклончиво разговаривали со мной. Родственники тоже сторонились, но изо всех сил пытались помочь устроить меня на работу. Причем на такую работу, куда я категорически отказывался идти по моральным соображениям, так как считал, что такие действия вредят всему человечеству.

 

За время, пока я тренировал, успел скопить деньжат и приобрел подержанную машину (мечта детства) Морли 5. МорАвтоПром выпускал два основных модельных ряда, не считая каких-то пробных экземпляров. Первые семь моделей, соответственно от 1 до 7, носили незамысловатое название Морли, далее от 8 до 15 назывались Морда, внедорожник был назван Морва, и малолитражка Морка. Многие горожане покупали малолитражку и гордились ей, так как название окружной дороги и машины совпадали, и даже появилось крылатое выражение: «Поедем по МорКЕ на Морке». Поэтому, я особо не расстраивался и сев за руль, зарабатывал вольным таксистом.

 

Как-то вечером, усевшись поудобней в кресло и подумав за бутылочкой пива над происходящим, я прокручивал в своей памяти весь период своей жизни начиная с разговора в лесу с Волком.

 

- Если то, что Волк говорил правда, то получается, все события как-то связаны. Развод, взятие кредита, закрытие секций, девушки, которые ведут себя так же, как и моя бывшая, родственники, друзья?! - думал я вслух, так как мамы не было дома.

 

Я прокручивал каждую ситуацию, каждый разговор, каждое своё и чужое движение. Никаких вроде бы связей я не видел, кроме одной. Я сам. Все, что происходило, происходило вокруг меня и подталкивало в одном направлении, к покорности и работе. Я должен был совершать любые бессмысленные действия, только не думать и отдавать всё своё время работе. На собственную жизнь и на полезные действия времени просто не оставалось. Отдача потенциала, для реализации идей хозяев фирм и учреждений, должно было стать для меня чуть ли не высшей целью и благодатью. Но я не желал этого. Я видел во всём этом завуалированное рабство. При этом, у тебя отбирали самую важную ценность — твою жизнь и энергию.

 

- Почему им тогда просто не пристрелить меня, если они такие крутые? Это же было проще, чем те ухищрения, которые они предприняли. Хотя погодите, я ведь всё равно под контролем - кредит, мама как заложница, квартира, за еду плати, кредит плати, за квартиру плати, мобильник всегда при мне, а по нему можно отследить где я, и с кем говорю. Из учебы в техникуме, я ещё помнил о том, что прослушать можно даже не включенный телефон, и любой электрический прибор. Я задавался вопросом: Почему они не хотят дать мне ту работу и деньги, на которые я согласился бы с таким вот существованием? Да потому, что я никогда не соглашусь так жить! И один раз они уже предложили, только я просто этого не осознал. Ведь они открыто подошли и предложили работать на них, а взамен полный карт-бланш. - рассуждал я, допивая пиво.

 

 

Выдержка из архива.

 

Руслан Белый, развелся с женой при непонятных обстоятельствах, полностью отказался от фаст-фуда, просмотра телевизора, звуковые эффекты, наружные средства контроля, и стандартные меры воздействия не принесли нужного результата. На приеме у психолога, Ольга Зашуркина призналась, что Руслан Белый не контролируемый объект исследования, имеет страсть к животным, причем считает их свободными и мыслящими существами, любит один гулять в лесу, рассказывает о мистических и нереальных вещах, которые по его словам происходили с ним.

 

Ольга Зашуркина с поставленной задачей не справилась, определить её на должность секретарши, с функциями любовницы для контроля директора фирмы ООО «МорКанцТовар».

 

За последнее время, объект не проявлял никакой активности, тем не менее, не удается заставить его подчинятся общим правилам. Но, объект исправно выплачивает кредит, расширяя кредитную историю, платит за квартиру, меры воздействия через близких родственников так же не возымели действия.

 

Для полной картины происходящего направить Петра Лерасимова в непосредственный контакт с объектом, после отчета принять меры по ликвидации или возвращению в социум.

 

 

В тот же день поздно вечером позвонил мой старый приятель Петя. Не могу вспомнить его фамилию, вроде столько лет дружили, а фамилию и точного адреса не помню. Вообще, он меня всегда встречал на остановке, когда я ехал к нему, а потом провожал обратно. Нет, его дом был реальным, никакой мистики, просто забавное совпадение. Совпадение ли? Позвонив, он поинтересовался как дела, работа, в общем, ничего необычного, встречаюсь ли я с Ольгой. Я сказал, что мы прожили год вместе и развелись. Он очень сожалел, расспрашивал почему так вышло, он так радовался за нас. А я ответил, что не сошлись характерами. В общем, стандартный разговор с набором стандартных фраз. После, он пригласил выпить пиво, и я согласился, помня наставления Волка. Мне было интересно поддержать игру, и ещё, я хотел выяснить у него подробности игры, которую он со мной вёл. Я решил не спешить и действовать по обстоятельствам, аккуратно, не выдавая себя.

 

Мы встретились на следующий вечер в метро, и вышли на Центральной Площади города к МорКрепости. Выход из метро сразу упирался в главные ворота МорКрепости, и в глаза бросалась самая древняя надпись города, которую веками Морóвцы бережно реставрировали. Надпись над воротами была выгравирована витиеватыми буквами, которые напоминали листья. Надпись летела над облаками, которые символизировали туман. Позади надписи красовался щит и меч. Раньше я не замечал её, но сейчас я остановился и прочёл, пока Пётр прикуривал сигарету. Надпись гласила: «Кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет». Странно, я никогда не замечал этого лозунга. Он никак не резонировал с окружающей средой и городом, в котором мы жили, а уж тем более с людьми, с коими мы общались. Вдруг у меня немного закружилась голова, и мир пошёл волнами, словно рябь на воде. Те изображения, которые я воспринимал зрением стали расплываться, но я усилием воли вернул себя в нормальное состояние. Я вновь взглянул на ворота МорКрепости и был изумлён. Надпись гласила: «Люби врагов своих, не сопротивляйся им, отдай самое дорогое, ибо вознаграждён будешь».

 

Петя наконец-то прикурил, и мы двинулись к северной стене крепости, вдоль которой располагалось множество кафе. Про надпись я молчал. То, что молчание золото, я хорошо усвоил ещё с Ольгой. Весна была в самом разгаре, и я даже не потрудился надеть куртку. Апрель выдался на редкость теплым, но сидеть в парке у южной стены, пить пиво, и глазеть на прогуливающихся дам, было холодновато. Раньше с Петей мы ходили, тут же рядом, в незаметную пивную, она просто и называлась «Пивная» и обстановка была, как в старых пивных 50-60 годов. Я естественно и направился туда, но Пётр одернул меня, и сказал:

 

- Я там больше не пью, там гадюшник, нищета собирается, пойдем вот в это! - он сказал это с таким пафосом, что я не то, что удивился, даже возразить не смог и послушно пошёл.

 

Он указал на самое модное в этом месте кафе, часть которого располагалось на улице, а часть в подвале пристройки, сделанной около стены крепости. Кафе носило не замысловатое название «У Стен МорКрепости». Первый этаж кафе был весьма уютен, но мал. Плюс был в том, что окна были размером со стену кафе и полностью прозрачны, и можно было наблюдать центральную площадь города. Ощущение складывалось такое, что ты сидишь прямо на улице, а ещё пошёл снег крупными хлопьями, и зрелище стало впечатляющим. Народу было не много, и это радовало. Мы заказали по пиву, закуски, я стрельнул у Петра сигарету и стал ждать, когда он заговорит. Мне было весьма интересно, что произойдёт в этот раз. Вспоминая слова Волка, я решил быть миролюбивым, не говорить о вещах не понятных и загадочных, и поддакивать Петьке. Но сначала мои ожидания не оправдались. Разговор как то не складывался. Но после кружечки алкоголя, напряжение спало, и мы разговорились.

 

- Так почему ты с Ольгой расстался? - спросил Петя, продолжая тему о дамах.

- Так, характерами не сошлись. Вот скажи мне, почему девчонки ко мне относятся как-то странно, я к ним со всей душой, а они считают, что я должен им квартиру, машину, побрякушки дарить? - поддержал диалог я.

- Ну а почему нет? Ведь мы мужчины добытчики! Вот я своей всё покупаю. Все для неё делаю! Денег стал прилично подымать, ремонт в квартире затеял, машину думаю купить. У меня, кстати, сын родился!...

- О! Поздравляю! И как ты, справляешься? - перебил я.

- Да в основном моя занимается, я и дома не бываю, работаю, вкалываю, уже директор отдела снабжения!(Петр работал в фирме по продаже сотовых телефонов ООО «МорМобил».)

- О да ты просто крут! Друг мой! - Петя довольно заулыбался, чувствуя какой он большой человек. И размерами он стал побольше, в основном, что касается живота. - А скажи, ты любишь жену?

- Ну, это не главное! А что?

- Да просто интересно. - не стал я развивать тему.

- А ты чем занимаешься, секции не ведёшь? - поинтересовался он.

- Нет. Купил тачку, и теперь таксистом подрабатываю. - интересно, про секции, откуда он узнал.

- Но это же не работа! Давай к нам в отдел, годик менеджером посидишь, а там посмотрим! - Пётр чувствовал своё превосходство.

- Я подумаю, так сразу не могу принять решение.

Проходившая мимо официантка чуть-чуть притормозила.

- Милая Леди! - позвал я её. - Будьте добры ещё по кружечке! - официантка заулыбалась, и кивнув, удалилась.

- Что решил на ночь закадрить? - Петр довольно раскинулся на стуле, выпятив свой живот, и хлопнул по нему ладонью.

- Нет! Она просто работает, и капельку вежливости можно ей предоставить, она всё-таки устала тут целый день носиться, обслуживая нас.

- Да ладно тебе, она ничего, я б её поимел.

 

Тут меня переклинило, и знакомая мысль болью пронзила сознание: «Это не то, что есть на самом деле. Все, что происходит - неслучайно, в мире нет случайностей, есть лишь закономерности». И план созрел за доли секунды в моей голове. «Ну, я тебе устрою Петя, ещё как устрою, пожалеешь, что на свет родился!»

 

- Ваше пиво, может ещё, что-нибудь желаете? - милая леди остановилась в ожидании.

 

Её большие чёрные глаза, смотрели просто и открыто. Рыжие, кучерявые волосы, словно струйки горящей лавы, спускались к её мраморным плечам. Пухлые губки, на детском личике, расплылись в обворожительной улыбке. Стройное, но не худое, тело сразу вызвало ощущение правильности и красоты форм, она показалась мне таким невинным существом, что я на секунду забыл, где нахожусь. И секунда остановилась.

 

- Может к пиву креветок? - сказала она, и я вышел из оцепенения.

- Да, простите леди, я думал, креветок, вы право мысли мои читаете! - я опять задумался и смотрел на неё.

- Эй! Официантка! - пренебрежительно позвал Пётр. - И когда креветки будут готовы еще пару пива. - он опять хлопнул себя по животу. - И Ваш телефончик на счёте!

- Не обращайте внимания на него. - попытался исправить положение я. «Ну Петя ты забудешь, как тебя зовут». Официантка быстро отвернулась, и удалилась, видно, такое отношение, к её профессии, здесь было в норме.

- Руслан, может сегодня загуляем, как следует? - предложил Пётр.

- Не, не могу... - я размышлял несколько секунд, а на душе нарастало беспокойство. - Знаешь, давай в пятницу, на машине, на дачу ко мне махнем, я тебя со своими друзьями познакомлю, шашлычок, пивко, водочка? А?

 

Если я правильно рассчитал, и Пётр является действительно не тем, кто он есть, то обязательно не упустит такой возможности, как познакомиться с моими друзьями. Я ни разу его не приглашал к своим знакомым, да и знакомых-то было не густо. Пётр должен был клюнуть. Но если честно, то я действовал вслепую, я не мог быть уверен в правильности своих действий, но и не действовать я не мог.

 

- А что! С удовольствием! - довольно заулыбавшись и что-то обдумывая, произнес он. И опять, хлопнул себя по пузу.

- Не с удовольствием, а с радостью. - поправил его я.

- Чего? - не понял Петя.

- С радостью. - повторил я.

- А — протянул он. - с радостью, какая разница.

- Разница в значении, но, впрочем, с удовольствием тоже можно. - подмигнул я Пете и рассмеялся, что бы сгладить напряжение, которое пыталось возникнуть между нами.

 

И Пётр расслабился. А это означало, бдительность он потерял. Я смотрел на него и во мне просыпался давно забытый зверь. «Дать бы ему сейчас в это самое пузо, да хорошенько, а потом ещё и по яйцам врезать». - думал я. Пришла официантка, принесла заказ, и счет. Я взглянул украдкой на бейджик.

 

- Извините молодой человек. - обратилась она ко мне. - Я позволила себе принести немного виски, мне показалось, что вы хотели бы его выпить.

- Я же говорю, что вы просто читаете мои мысли! Спасибо Софья Романова! - я опять застыл на мгновение и уставился на неё. Петр напрягся.

- Эй, красавица, а телефончик ты написала? - Пётр не на шутку был взбешён, его даже не замечали. - Эй, Соня, поедем сегодня со мной поиграем? - но вопрос остался незамеченным.

- Леди, извините моего друга, он больше так не будет! - я опять попытался сгладить ситуацию. Но леди надоело получать пинки.

- Уважаемый господин! - обратилась она к Петру. - С вами даже последняя шлюха-наркоманка играть не станет, сочтет это неуважительным по отношению к себе!

Петя открыл было рот, но я быстренько расплатился, дал хорошие чаевые, поблагодарил Софью, и взглядом показал, что ей лучше уйти, и она последовала совету.

- Ты чего, сбрендил, еще этой потаскушке пятихатку дал на чай, она и рубля не стоит. - Петя зеленел и дрожал от злобы.

- Да ладно тебе, чего завёлся, не твои же бабки. - Внутри меня уже вскипал вулкан, но я старался вести себя непринуждённо и спокойно.

- Она пожалеет об этом! - злобно сказал Петр.

 

Мы допили пиво, виски я тоже не забыл, и вышли на улицу. Снег прекратился и растаял. Алкоголь не давал замерзнуть, и мы пошли к метро. В метро Пётр посадил меня в поезд. Проехав остановку, я выскочил из вагона, пересел в обратную сторону. Я чувствовал, нужно срочно назад. Выйдя из метро, я выкинул мобильник в урну, маленькая предосторожность не повредит, и занял выжидательную позицию недалеко у кафе, где мы только что сидели.