Лучший друг

 

Прошло шесть лет, как-то плавно все стёрлось из памяти. Только иногда сны про Волка будоражили моё сознание. В образе волка или большой собаки я всё бежал и бежал. Я бежал по густому лесу, чувствуя каждую травинку, каждую веточку, каждое дерево. Я бежал неведомо куда, но всегда знал, что бегу в нужном направлении. С каждым разом я ощущал всё большую площадь вокруг себя. Всё больше звуков и запахов я мог разом впитать, всё больше деревьев я мог почувствовать. И всегда сон заканчивался одним и тем же, я выбегаю из леса и вижу свой родной город. Только теперь я не могу так чувствовать всё вокруг как в лесу. Мои чувства словно выключили. Наверное, это были единственные сны, которые я почти не забывал.

 

Я совсем забыл про свой придуманный мир. Память о нём поддерживали только сны. Наяву, очень редко попадая туда, я не находил там Волка, мне не с кем было делиться своими переживаниями. Этот мир меня уже не успокаивал, его функция стала мне непонятна и чужда. Я забросил эту своеобразную медитацию, посчитав всё собственной фантазией. Я жил, как нормальный человек. У меня появился один друг, с которым мы познакомились во время учебы на курсах повышения квалификации. Я, в то время, организовал небольшой спортивный клуб и жил заработком от проводимых занятий. Не очень много зарабатывал, но на жизнь хватало и времени было предостаточно, чтобы заниматься собой. Для того, что бы работать в данной сфере мне для официальности понадобился диплом о спортивном образовании, вот я и пошел учиться. Там я и познакомился с Петей. Ростом он был повыше меня на голову, серые глаза, русые волосы, спортивного телосложения. Петя сам подсел ко мне за стол и предложил пойти попить пиво после занятий, я не отказался, и как-то слово за слово мы стали лучшими друзьями. Петюня, всегда приглашал меня куда-нибудь погулять, попить пиво, к себе домой, словом не проходило и пару дней как мы не общались. Интересен был тот факт, что он работал физруком в школе, друзей у него не было, хотя парень был весьма общителен и жизнеутверждающий. Ни разу я не видел его знакомых, только маму и пару его девиц. На одной, которую звали Натальей, он женился незадолго до нашей ссоры, а с другой познакомил меня.

 

Он проявлял несказанную заботу обо мне. Все время звонил, спрашивал как у меня дела, жаловался и обсуждал свои и мои проблемы. В общем, идеальный друг, в любой момент готовый прийти на выручку.

 

В конце концов, у меня завязался роман с девушкой, с которой он и познакомил меня, звали её Оля Зашуркина, стройная, черные волосы и карие глаза, скромная, любящая, идеальная спутница жизни. Училась на психолога, ей это так нравилось. Только вот я психологию не любил и не считал её наукой. Хотя аргументов я привести не мог, но всё моё существо отторгало это и я не мог с этим ничего поделать. Но тесты и психологические трюки Оли я терпел, и делал вид, что не понимаю, когда она на мне их проверяет. В общем, я принимал условия игры. Потом, необязательно то, что нравится мне, должно нравиться ей. Одно меня в ней беспокоило - не было в ней какой-то неуловимой жизненной нотки, и этим, как мне казалось, она отличалась от меня. Но я не предавал этому значения.

 

С Петей мы проводили много времени, много разговаривали, и сидя однажды у него дома и подкрепляя разговор пивом, я завел тему о сверхъестественном, о человеческих возможностях, о философии и необъяснимых явлениях.

 

- Веришь ли ты в призраков, Петя?

- А ты? - как то насторожено ответил он.

- Я не знаю, я видел их пару раз. - ответил я и пожалел, что завел этот разговор.

- Когда и где?

Я рассказал ему истории из детства, а потом ту, что произошла ночью шесть лет назад. Петя долго высмеивал меня. Ржал как ненормальный.

- Что ты скалишься! - взревел я – Я как другу тебе говорю, а ты! - И в моей голове зазвучала давно забытая мысль: «Это не то, что есть на самом деле».

И вдруг, я вспомнил всё странное, происходившее со мной.

- Я не верю, если бы таковое было на самом деле, то многие видели бы их. - И он привел тираду о шарлатанах-колдунах, предсказателях, экстрасенсах, сверхлюдях, даже вспомнил многих известных ныне любителей единоборств, восточные фильмы о летающих людях и много чего ещё абсолютно не по теме разговора. - Если бы это было так, то спортсмены ставили новые и новые рекорды, банки можно было грабить легко, все бы были супер личностями, жили богато и счастливо. И каждый бы мог этому научиться.

Петя почему-то стал нервничать, но я не обратил внимание на ту кашу, что он наговорил и продолжил развивать свою мысль:

- Может и так. - ответил я – Но, что если это кому-то не выгодно, что если кто-то специально не дает научиться?

- И кто же это? Правительство или толстосумы? Может вселенский заговор? Может мировое правительство?

- Не знаю, может все вместе взятые. Ты не задумывался над тем, почему единицы ставят рекорды, один процент всех людей зарабатывают 90 процентов денег, один на миллион видит будущее, каждый из нас использует 3% от возможностей мозга, а почему не 100%? Я не отрицаю существование шарлатанов, но есть люди, которые вылечиваются от смертельных болезней, есть люди, которые пренебрегают возрастом и живут более 100 лет, хотя средний показатель 60-80 лет, а люди, исчезнувшие при непонятных обстоятельствах, и вернувшиеся обратно при таких же обстоятельствах? Исторические артефакты, не соответствующие официальной истории? Примеры можно приводить бесконечно! А знаешь ли ты.... - тут зазвонил телефон.

Петя снял трубку, долго что-то слушал, потом сказал: «Хорошо, хорошо, я все понял, понял, да постараюсь, да сделаю».

- Слушай Руслан! - Петя обратился ко мне как-то озадачено. – Это все сказки, я ни разу не видел людей со сверхспособностями. Богатые люди много работали, пупы надрывали, чтоб разбогатеть, врачи бьются над болезнями годами, хирурги собирают людей по частям, а ты, хочешь по мановению волшебной палочки, раз и все есть. Нет, друг мой, так не пойдет. Я вкалываю на своей работе и всё ни как... - разговор перешёл немного не в то русло.

- Иди тогда на другую работу! - сказал я разозлившись, перебив мудрую мысль своего друга.

- Да я уже думал об этом, я устраиваюсь в фирму, там хоть карьерный рост, а физруком, хоть ты тресни, никуда не денешься. А в фирме денег платят больше, менеджером пойду в офис, через год старшим менеджером буду, а через два кто знает, может директором поставят. - Он довольно заулыбался, предвкушая карьерный рост.

- Даааа! - протянул я. - Круто! А что потом?

Тут Пётр завис минут на пять. Размышлял. Наконец ответ был найден!

- Потом женюсь, детей заведу, моя уже говорила об этом!

- Дети не собаки, их нельзя завести! - злобно ответил я.

- Вот когда женишься, посмотрим, как ты заведешь детей или они сами родятся. - огрызнулся он.

- Ну ладно, вот ты женился, дети, ты директор офиса, или еще круче, у тебя своя фирма, а что потом? - настаивал я. Тут Петя завис не на шутку, я почти успел допить начатую бутылку пива и выкурить сигарету прежде, чем услышал ответ. Мозг Пети явно не справлялся с размышлениями о будущем.

- А что потом, все как обычно квартира, машина, поездки на отдых...

- Это понятно, это атрибутика, ну представь, что это уже есть, а что потом?

- Слушай Руслан... - тут опять зазвонил телефон, Петя внимательно и сосредоточенно выслушал, сказал «ладно», и продолжил трубку. - Я, как и все обычные люди, хочу квартиру детей, машину, свою фирму, поехать на курорт, а чего хочешь ты?

- Я думал об этом много. - Твердо ответил я. Знакомые нотки стали зазвучали в голосе, Петя невольно поёжился. - Ты вроде всё верно говоришь. - Петя улыбнулся, чувствуя свое превосходство. - Но мне этого мало, я не собираюсь заводить детей, ибо, кем они будут, если я буду заводить их, как домашних животных... - Петя хотел что-то вставить, но не успел. - Я не хочу свою фирму, я хочу что бы она работала и приносила пользу людям. Я не хочу жену, каким мужчиной я буду, если не познаю любовь женщины. Я хочу любить жену, а не делать это потому, что все так делают. Я хочу не на курорт ездить, а увидеть мир. Я хочу исполнять свои, а не навязанные, желания. Не тупо существовать в этом мире и умереть, так ничего не узнав, а жить полноценной жизнью. Я хочу жить и делать что-то полезное для общества. - Петр нахмурился.

- Ну, этого все хотят, но так не бывает. - ретировался он, наш разговор уже переходил на крик. - Ты не сможешь жениться, скажем, на дочке президента, только потому, что вы влюбились друг в друга. Ты не можешь делать то, что тебе хочется, ты не можешь прожить больше, чем другие, потому, что у человека есть определенный жизненный цикл, и ты, как и все будешь стареть.

- Это ты так думаешь. - сталью звякнув, ответил я. - Пошёл ты, друг называется!

- Руслан ты чего?

- Да пошёл ты Петюня! Пошёл ты! Еще разок повторить, ты не расслышал?

- ?

 

Я оделся и поехал домой. И чего я так взъелся на Петьку? А ладно. Завтра или послезавтра помиримся.

 

Был поздний вечер. Алкоголь давал о себе знать, идти было тяжело, автобус до метро долго не приходил, в метро пришлось ждать почти десять минут поезда, да и до дома автобус ехал весьма медленно. В результате, я решил выйти на пару остановок раньше, что бы купить пивка и прогуляться домой. Стояла поздняя осень, но вечер был теплый, как летом. Проходя мимо палатки, я зацепил бутылочку пива, закурил сигаретку, и не спеша направился в сторону дома. Сделав пару глотков, на меня нахлынуло какое-то беспокойство, а через пару минут, всё стало ясно. «А ещё Петя говорит, что предвидение будущего сказки».подумал я. Навстречу двигались две фигуры. Их намерения были ясны, читать мысли для этого было необязательно.

 

- Ну вот, сейчас начнется... - пробурчал я себе под нос.

Два дылды, на голову повыше меня, подошли и с явным нахальством завели разговор:

- Привет парнишка. Не будет закурить. - Стандартная фраза прозвучала довольно дружелюбно, если бы один из них не курил.

Надо сказать, что ростом я примерно метр семьдесят пять, спортивного телосложения, хоть немного и худоват, светлые волосы, карие глаза. Мне 24, но иногда водку в магазине не продавали, требовали паспорт.

- Я не курю! - затягиваясь и бросая сигарету на асфальт, одновременно вставая правым боком к ним, как бы невзначай растирая сигарету ногой, ответил я. - «Блин, что я несу, убежать что ли, дал бы сигарету и все, что нарываться», руки предательски задрожали.

- Ну, тогда деньжат подкинь, на пивко, а то мы с другом так пивка хотим!

- Бог подаст. - лицо у ребят перекосило от злобы. - «Блин ну что я делаю?» - я уже не контролировал себя, а как бы смотрел телевизор, встроенный в мои глаза.

- Ты что-то больно резвый парень, давно по морде не получал?

- Что-то я сомневаюсь, что ты способен на такое безрассудство, ведь твой инстинкт самосохранения, как у шакала, хвост поджать и бежать. - наглел я. - «Надо было убежать, тем более, что бегаю неплохо.» - думал я про себя.

 

Со стороны можно было подумать, что разговаривают приятели, встретившиеся на улице случайно. Но, за секунду до следующих событий, интересная мысль посетила меня: «Все что происходит неслучайно, в мире нет случайностей, есть лишь закономерности». Тот парень, что стоял справа от меня, замахнулся, время остановилось, и потекло, как при раскадровке: Раз кадр – шаг в сторону вправо. Два кадр – парень бьет в пустоту и наклоняется вперед. Три кадр – я бью левой рукой ему в пах. Четыре – он скрючивается. Пять – разворот и удар правой ладонью по затылку, здоровенный увалень обмякает на асфальт. Шесть – второй, стоит не шелохнувшись разинув рот, видно главный был тот, кто теперь отдыхал. Семь – шаг вперед, по направлению к дому. Восемь – время запустилось и вошло в нормальное свое течение. Прошло не более секунды.

 

Прохожие не обратили внимание на происходящее, а если кто и увидел, то только то, что разговаривавшие парни, как старые приятели, решили попрощаться. Один протянул руку, и вдруг скрючился, как будто заболел живот, а тот, кому протягивали руку, просто прошёл мимо обернувшись. Первый завалился наземь, второй приятель пытался его поднять, а попрощавшийся удалился неспешным шагом.

 

Руки дрожали, да и ноги тоже выдавали странный перепляс, я взял еще пивка, зашел в подъезд и принялся жадно пить. Закурив сигарету, стало немного легче.

 

- «Во я дал, я сам не ожидал от себя такой прыти, и чего я стал нарываться, можно же было сигарету дать, а денег то у меня полтос оставался, не жалко если что. Не ну круто!» - Руки опять задрожали, вспомнив стычку. Я вспоминал детали маленькой войны.

- «Интересно, как это мне удалось так быстро двигаться, как так время текло по-особенному медленно? Надо попрактиковаться». - я всё вспоминал драку и размышлял над тем, как у меня получилось остановить время.

 

Сколько раз я потом не пробовал, специально так сделать не получилось. Даже пару раз в глаз получил. Второй раз это произошло немного позже, летом, когда я бегал в лесу. Маршрут в Западном парке пролегал по набережной реки Морóк. Очередной пикник оказался для меня камнем преткновения, когда собачка замысловатой породы ротвейлер бросилась на меня. Я честно остановился и попросил хозяев позвать собачку. Те, лишь посмотрели в мою сторону и стали наблюдать за происходящим. Как и в прошлый раз, время замерло, и кадры меняли друг друга. Раз – собачка бежит. Два – оглядываюсь, три – вижу палку, четыре – беру палочку и замахиваюсь. Пять – милый пёсик прыгает на меня, разинув ротик, полный, таких вот страшных, зубиков. Шесть – удар по голове сбоку (жалко псинку, не виновата она, что хозяева воспитаны не правильно), песик зависает в воздухе. Семь – время включилось, песик рухнул рядом, хозяева вскочили и открыли было рты, но я повернулся в их сторону и попросил, чтоб они позвали своего питомца. И знаете, как её звали? Я долго смеялся – Бобик. Ну не знаю, пошутили они так или нет, но Бобик встал и покачиваясь, пошёл к своим утешителям собачьего горя. А я побежал дальше.

 

После этого инцидента я пытался обдумать всё досконально. Прокручивал в своей голове и первый, и второй случай, но так и не понял, как это получилось и как это работает. Единственный вывод, который я смог сделать, это то, что есть некая закономерность, позволяющая мне активировать такую способность. И если бы это произошло один раз, то это можно списать на случайность. А поскольку, ситуаций было несколько, то мне пока просто не понятен механизм запуска такой возможности. Единственное, что объединяет эти случаи, это то, что я испытывал стресс и не был агрессором.