Допрос с пристрастием

 

Утром, ну угадайте кто, позвонил Пётр и спросил, куда я пропал. Мне, в срочном порядке, пришлось выдумывать историю о том, как я загулял на два дня с одноклассниками, как мы нажрались, а потом устроили драку на улице, и мне порезали лицо. Он поверил, осведомился о поездке на дачу, и мы договорились, где и когда встретимся. Расчёт оказался верным.

 

До моего возвращения я строго-настрого запретил Соне выходить на улицу. Она попыталась удовлетворить свое любопытство вопросами, что происходит и куда я направляюсь, но я отложил объяснения до моего возвращения, на что она только попросила, чтоб я вернулся здоровым и невредимым.

 

В пятницу, я подготовился, взяв с собой небольшой моток капроновой бечевки, нож, весьма острый и не маленький, который, как оказалось, прихватил с места ночного происшествия, сел в машину и направился к месту встречи с Петром. Подобрал его у метро на Первом Юго-Восточном шоссе, и мы направились к месту предполагаемой тусовки.

 

По дороге, разговор не заходил дальше чем, «Смотри какая тёлка», или «У, вот эта тачка», или так «Я бы прикупил этот домик».

 

Притормозив на обочине возле леса, я предложил облегчиться перед дальнейшим путешествием. Мы вылезли, зашли за деревца, справились и направились к машине.

 

- Петь, у тебя с собой мобильник? А то я свой потерял. - поинтересовался я.

- Да, позвонить надо? - он протянул мне телефон.

Мобильничек был последней модели, крут, да и только. Я сделал вид, что набираю номер, заходя со стороны дороги к месту водителя. Приближался грузовик.

- Ох! Ну почему всё время недоступны, когда надо! - в порыве страсти я всплеснул руками, а Петя открыл рот, телефон аккуратно выскользнул под колеса проезжавшему мимо грузовику.

- Ты чё сделал Руслан, знаешь, сколько он стоит! Я в кредит его взял, ещё не расплатился! - Петино лицо излучало негодование.

- Ё-моё! Петь прости, не знаю, как получилось, я хотел друзьям позвонить, они бы нас встретили, прости, я новый тебе куплю, такой же! Прости! - я был по возможности искренен и на ходу осваивал актёрское мастерство.

- Ладно, только если новый купишь, а почему нас встретить должны, мы разве не у тебя на даче будем? - странно, но его волновала больше тусовка.

- Там рядом, но нам придется через лес пешком идти, не далеко... - тут, Петя хотел вставить слово, но я опередил. - они любители природы и живут в палатках в лесу, я знаю, как идти, но на всякий случай хотел подстраховаться, чтоб долго не искать.

- Но весна же, ещё наверно снег лежит? - он заметно успокоился.

- Там нормально, тропинки проторены, народу много ходит. Странные мои друзья, сам увидишь, тебе понравятся! - я врал, искренне врал.

 

Петя успокоился окончательно, а я перевёл дух. Сначала мне подумалось, он повернёт домой, но оказалось, Петюня только обрадовался. Мы сели в машину и доехали без происшествий, и лишних разговоров до леса, куда я ходил собирать грибы, и общаться с Волком.

 

Я припарковал машину на опушке, закрыл её, мы взяли из багажника рюкзаки и двинулись в путь.

 

Шли по просеке в самую глушь минут тридцать, прежде, чем лесные звуки нарушил нытьем Пётр:

- Ну, долго ещё?

- Нет не очень, нам ещё пару километров по прямой, а потом в лес свернем! - успокаивал я.

При таких утешениях мы прошли еще минут сорок.

- Так, стоп, кажется, здесь надо сворачивать! - победоносно и бодро бросил я утешение Петру.

- Так здесь же тропинки нет! - он вроде взбодрился, но опять заныл.

- Ничего, наверно шёл снег! А потом, хорошая прогулка не повредит, знаешь, как потом водочки хорошо треснуть будет! - подбодрил я, и мы шагнули в чащу.

 

Внимательный человек бы заметил, снежная корка была оледенелой и не припорошенной, сверху она была устлана хвоей, а значит, снег не шёл давно. Петр устал, и не обращал внимания, шёл за мной стараясь попадать в мои следы. За разговорами и утешениями я и завел его в глушь.

 

- Мы заблудились. - проныл он.

- Да, кажется, заблудились. - поддержал я.

- А говорил, знаешь куда идти, я сразу сказал, тропинки нет, а теперь и мобильника нет, как теперь выбираться будем? - он почти плакал.

- Да не волнуйся! Выберемся. - вообще мы шли перпендикулярно от просеки, но Петюня видно потерял ориентиры.

 

Он бросил рюкзак на землю, и сел на него. Я подошёл с левого бока к нему, бросил свой рюкзак рядом, и что было силы опустил ладонь ему на затылок. Петя завалился лицом в снег. Пару минут здорового нокаута были обеспечены.

 

- Ну надо же! И занятия единоборствами пригодились, не зря я тренировался. Вот уж воистину всё не случайно!

 

Я подтащил его к дереву, поставил на колени, прислонил спиной к стволу, достал бечевку, и связал запястья и ноги за деревом таким образом, что ствол оказался у него посреди его заломленных назад рук и ног.

 

Нокаут оказался больше чем пару минут. Когда Петя пришел в себя, он минут пять вращал глазами. А потом попытался закричать. Кляп я тоже приготовил заранее, и как только он открыл рот, я быстренько заполнил освободившееся пространство для звука, и он замычал.

 

- Ну, что Петюня, не ожидал подобного поворота событий! Я ведь тебя специально сюда притащил! Поговорить хочу с глазу на глаз. - я заулыбался, всё прошло гладко, самое трудное оказалось позади.

Петя вращал глазами, мычал, а кляп придавал ему вид, человека засунувшего в рот целый бутерброд из Чавк-Чавк, причем вместе с упаковочной бумагой.

- Не делай вид, будто не понимаешь! Ты знаешь, зачем ты здесь. Я сейчас вытащу кляп, и тебе будет свободней дышать, но если ты закричишь... - я для убедительности достал припрятанный в рюкзаке нож. - То я отрежу тебе палец. Как ты на это смотришь?

В знак согласия Петя часто закивал, да так быстро, что я не мог поймать кляп.

- Тебя убьют, а меня найдут! Ты не сможешь спрятаться! - он не стал играть в непонималки.

- Может, это будет потом, но сначала послушай, у тебя есть два варианта, ты можешь вернуться домой, живой и невредимый, или можешь остаться здесь, но очень мёртвый. Какой вариант ты выбираешь? - я чувствовал свое превосходство, и меня несло, не хотел бы я доводить дело до убийства, но ситуация меня полностью опьянила. Мне даже хотелось его прирезать, как последнего подонка, и я ощутил, как шерсть начинает сочиться сквозь кожу. Конечно, я отдавал себе отчёт, что блефую и если Пётр пошёл бы в несознанку, резать я бы его не стал. Но весь расчёт был выстроен на красивом и страшном блефе.

- Ты не сделаешь этого, меня найдут здесь, а тебя посадят и убьют, даже если ты убьешь меня, меня найдут, и вычислят тебя, мы ведь с тобой уехали, к тебе на дачу! - он даже осмелел.

- Тебя-то, может, и найдут, да не скоро, заметь, ты в глуши леса...

 

Лес был хоть и не очень большой, но Петя то этого не знал. По просеке, его можно было пройти за пару часов, а вот в ширину, он был гораздо больше. Лишь заядлые грибники забирались от просек на несколько километров вглубь.

 

- Весна, вокруг ни души, от тропинки мы далеко, да и палаточного лагеря здесь нет, а грибники да ягодники начнут не раньше июля бродить. Но до этого далеко, я выпущу из тебя кровь, раздену, а на запах крови дикие собаки прибегут... - продолжал я запугивание.

 

Вдалеке хрустнули ветки и из-за дерева вырулила дворняга, как будто подтверждая мои слова, но поджав хвост, быстренько удалилась. Петя помрачнел.

 

- Обглодают твои косточки, а что останется, вороны склюют, они падаль любят... - и опять подтверждением моих слов стало громкое «Каррр». - Мошки, червячки, мышки да бурундучки, здесь много всякой живности, весна для зверей знаешь какая, трудная, они оголодали все, кушать хотят, запасы зимние подъели, а тут свежее мясо...

Я сделал паузу, достал из кармана друга сигареты и закурил.

- В общем, найдут твой скелетик максимум, да и то, думаешь, грибник с испугу в милицию побежит? Даже, если и побежит, что там скажут, ну бомж окочурился зимой, и всё, им только дело быстрей закрыть надо. А одежду и вещи сожгу, а жене твоей скажу, что по дороге поругались, ты сел на электричку, я тебя проводил, а сам остался, поскольку выпивший был, и за руль не сел. Решил отоспаться, откуда я знал, куда ты направишься, может к любовнице очередной... - я затянулся и выпустил дым ему в лицо.

 

Петя был на грани обморока, видно я хорошо постарался с монологом. Я не спешил, времени было полно, а назад ходу не было. Докурив сигарету, я вопросительно посмотрел на него.

 

- Чего ты хочешь? - дрожащим голосом сказал он.

- Правды Петюня, правды.

- Какой правды? Я ничего не знаю! - он пытался прийти в себя.

- Простой правды, с самого нашего знакомства... - я посмотрел на него и опять закурил. - Дать тебе сигаретку?

Он кивнул и уставился на меня.

- Я ничего не знаю, ты же знаешь, как мы познакомились. - он затянулся, курить ему было не удобно.

- Ах, Петюня, мы не понимаем друг друга. Я могу тебя отпустить, а могу убить, мне всё равно. А могу тебя просто помучить, ради удовольствия. Знаешь, что значит слово «уд»? Не знаешь, от того и словами швыряешься. А ведь именно от него происходит слово удовольствие.

- Так какой тебе резон отпускать меня, если ты всё узнаешь? - он наконец-то пришёл в себя.

- А вот это, ты мне скажи, что такого ты можешь сделать, чтоб я тебя отпустил?

Он молчал, я выждал пару минут, докурил, а он все молчал.

- Ну ладно Петя, я ещё пивка хочу, мне некогда... - я взял кляп, засунул ему в рот, повертел ножом перед его носом. - Я пожалуй начну с пальцев ног, решил помучить тебя, а когда пальчики кончаться, буду подниматься выше, и доберусь до того места, которое тебе дороже всего, и которым ты получаешь то самое удовольствие!

Я зашёл за спину и принялся расшнуровывать его ботинок. Петя затрясся, замычал, а я продолжал:

- Ты сам не захотел говорить, а я упрашивал, старался! - я уже вошёл в роль, и если честно, то мне хотелось быстрее закончить этот спектакль.

Он быстро-быстро кивал головой, мычал, пытался даже кричать. А я просто молился, что бы он заговорил раньше, ибо отрезать палец я ему точно не смог бы.

- Неужели ты подумал я не способен на такое, а? - он не знал кивать или мотать своей башкой. - Ты хочешь говорить? - он затряс головой, а я мысленно выдохнул с облегчением.

Я вытащил кляп, Петя плакал, его била дрожь.

- Я всё скажу, не надо, пожалуйста, не надо! - истерика продолжалась с плачем и дрожью.

- Успокойся Петя, будь мужчиной! - интересно, а я на его месте так же плакал? - Если я подумаю, что ты соврал, то за каждый неправильный ответ ты будешь терять свои конечности. - я ликовал, вот вопрос, а что потом делать-то, когда я всё узнаю, отпустить-то отпущу, а что потом?

- Я всё скажу! Я всё скажу! - он рыдал. - Но если они узнают, то убьют меня и тебя.

- Говори. - настоял я.

- Я не знаю, кто они! - я повертел ножом. - Я правда не знаю! До того, как мы познакомились, на улице ко мне подошёл человек...

- Как его зовут, как выглядит, где живёт, есть фотография? - жёстко чеканил я, как в детективных фильмах на допросе.

- Я не знаю... - я опять повертел ножом. - Я не знаю ни имени, ни фамилии, ни адреса, он сам меня всегда находил, давал задания, а я исполнял, потом отчет писал, вот в кармане внутреннем. - Петя кивнул головой, как бы показывая на карман.

Я достал из его карманов всё, что было и разложил на рюкзаке - паспорт, кошелёк, и два свернутых листка, один из них датировался сегодняшним числом.

- Его телефон, как выглядит?

- Телефон ты разбил, он обычный, неприметный, может чуть-чуть нас постарше, чёрные волосы, серые глаза, ничего необычного, только татуировка на указательном пальце правой руки, в виде кольца какого-то.

Я опять повертел ножичком и направился к Петиным ногам.

- Нет, пожалуйста, не надо, я правду говорю, я звонил на этот номер, а потом мне перезванивали, но номер не определялся!

- Интересно, и чем же они тебя взяли? Денег дали? Много их было, в смысле, сколько человек их? - я вернулся на место.

- Я только с одним всегда общался, людей ему нужных показывал, для работы, а потом эти люди сами делали, что надо. Я не знаю, как это получалось!

- И что за работа у тебя была? - я поигрывал ножом и опять закурил.

- Короче, он встретил меня на улице, спросил, хочу ли я изменить свою жизнь. А кто не хочет? Сидеть физруком, знаешь — скучно. Я сказал, что хочу, а он предложил работать на него. Я спросил, что нужно делать, он рассказал, что работает на секретную организацию, мне о ней знать не положено, и они давно следят за мной. Потом сказал, что поможет подняться по карьерной лестнице и я буду хорошо зарабатывать, девчонки будут сами липнуть ко мне, а он будет помогать мне в этом, и если я буду, как следует работать, то они подумают о том, что бы взять меня в штат. А взамен, потребовал общаться с людьми, выяснять кто они, что, чем занимаются, какие интересы, и направлять их в определенное русло. В общем, ничего сложного, он мне сам говорил, что делать, и что говорить, а я исполнял, и писал только отчёты. - монолог прерывался всхлипами.

- Интересно, а дальше?

- Ну вот, он попросил, чтоб я познакомился с тобой, устроил меня на курсы, говорил, как я могу познакомиться, и что надо делать и как, и о чём говорить. Потом, попросил следить за тобой, но так, что бы ты не знал. Подружиться с тобой, стать лучшим другом, и рассказывать о тебе всё ему. Я так и сделал. Дай, пожалуйста, ещё сигарету?

- Интересно, интересно... - я прикурил ему, подождал пока он покурит.

- Вот, он сказал, что ты опасный тип, и я не должен слушать твои сказки о мистике и прочих вещах. Ты у них давно под наблюдением, но они не могут подобраться к тебе, не могут контролировать, потом попросили познакомить с Ольгой...

- Ага, а Ольга каким тут боком пришлась? - ножик заиграл в руке, а Петя торопливо продолжил.

- Я сказал им, как она тебе понравилась, потом он пришел и спросил её адрес и кто она такая, а потом сказал, что можно знакомить, а дальше ты знаешь.

- Да ну, по-моему, я начинаю не верить тебе Петюня! - я встал.

- Нет, нет, я специально тогда так сказал, что она спала со мной, он велел так сделать, он всегда знал, как лучше говорить, и что. Потом, его долго не было, затем он позвонил, и попросил узнать, как у тебя дела обстоят, рассказал о том, как ты развёлся, а я должен помирить вас...

- Врёшь Петя, нестыковочка, ты не сразу меня нашёл, пальцы не замерзли?

- Ладно, ладно, я еще пару раз подставлял тебе девок, он сам приводил их, и лишь просил показать им тебя. А потом, я позвонил, и обрадовался, что ты сразу не послал меня, у меня это проверочное задание, сам почитай листок.

Я развернул первую бумажку.

 

 

Проверочное задание.

 

Уважаемый Петр Лерасимов просим Вас незамедлительно составить отчет об объекте Руслане Белом для принятия решения о его ликвидации или возможных методах контроля. По результатам выполненного задания мы рассмотрим возможность зачисления Вас в штат. В случае утечки информации напоминаем о том, что меры будут приняты незамедлительно и жёстко. Не забудьте вернуть, как и отчёт, так и задание. Удачной работы.

 

 

Вторая бумажка была не менее интересной.

 

 

Отчет. 5 апреля 2011 года.

 

После разговора с объектом не выявилось никаких признаков бесконтрольного поведения, и ни одной темы о сверхъестественных событиях в жизни не было поднято. На первый взгляд обычный человек. Но дальнейшее общение привело меня к возможности выявить связь Руслана Белого с другими объектами. Поэтому в пятницу мы отправляемся на отдых к его друзьям. Подробнее после поездки.

 

 

Прочитав сие сказание, я даже не удивился.

- Так чего же они не пристрелили меня а? - я поднял глаза от письма.

- Я не знаю, знаю только, если я не вернусь, то тебя убьют, а если вернусь, и они узнают об этом, то и меня убьют. - Петра, периодически била нервная дрожь.

- Скажем, новое это только то, что я не знал о своей ликвидации, а до остального, я и сам додумался, а как на счет твоей жены?

- А что жена? - он удивленно посмотрел на меня.

- Ну Петя, не жалеешь ты свое здоровье. - я потянулся к ножику.

- Нет! Нет! Она только пару лет работает, мы не знаем заданий друг друга!

- Да ты что!? Пожалуй, Петя, я тебе уд сразу отрежу! - и я стал расстегивать на нём ремень. Петя задёргался, но веревка держала надёжно.

- Неееенадо! - заорал он.

- Надо Петя! Надо! - я начал расстегивать брюки.

- Правда не знаем, знаю только то, что она обрабатывала такой же объект, как и ты! - он дергался, но не плакал.

- Ну надо же, а трусы в цветочек, скоро тебе не придётся так наряжаться на свидания!

- Ладно, прекрати, когда в кафе пошли я увидел, как ты на официантку смотришь, ну я её поиметь и захотел. А она, сам видел, заартачилась. Потом, я тебя проводил на метро, а сам вышел позвонить, мне двоих головорезов выделили, если проблемы возникают, то я им звоню и они помогают мне. А эта потаскушка, мало того, что нахамила, так ещё и объектом оказалась, который моя жена обрабатывала и не справилась. Она к ней на контроль, всего пару лет назад попала. Ну, я и решил эту официантку проучить. Подожди, а ты откуда об этом знаешь? - он удивился не на шутку, даже про штаны забыл.

- Мертвы твои головорезы! И она тебе не потаскушка! - я приставил нож ему между ног.

Петя непонимающе вращал глазами. Вероятно, он смирился со своей участью.

- Слушай меня сюда, повторять не буду, ну а если не поймешь, отрежу тебе всё под самый корень.

Петя послушно закивал.

- Так вот, тронешь её или твоя женушка неласково с ней обойдется, я вас обоих грохну... - он было занервничал. - Не бойся, дитя не трону. Жалко, что родители у него подонки. Пискнешь о том, что здесь случилось, тебя самого, твои же и завалят. Меня заложишь, я им вякну - кто, как, при каких обстоятельствах нашептал мне всё это. А в отчёте напишешь, что ничего необычного не случилось, всё нормально, делаешь вид - как всегда, пишешь о моем помиловании, о том, что я контролируем, и всё такое, в общем, ты же писака, пока ещё. Придумай, как это преподать без подозрений. И женушке расскажи, а иначе умирать будете долго и мучительно, и для неё придумаю какой-нибудь экзотический метод умерщвления. Все понятно?

Да я даже не сомневался, Пете было всё понятно, и он сделает всё, как я сказал.

- Да. Я всё понял. Всё понял. - он как преданный пёс смотрел на меня.

- У меня ещё вопрос. - Петя преданно уставился на меня. Может, твою жену с тобой тоже свели? Ты не думал над этим? Подумай. - я смотрел на Петю и в его глазах читалось, что над этим он точно не думал.

 

Я убрал нож от его гениталий, подошёл к рюкзаку, развернул кошелек. То был даже не кошелёк, а большое, пухлое портмоне. Не так, скорее это было похоже на те длинные кошельки у старых тёток, любителей хранить там всякие бумажки. Я забрал всю наличность, оставив только сто рублей ему на дорогу, одел свой рюкзак, подошел сзади и разрезал веревки. Петя упал лицом в снег и застонал.

 

- А деньги, зачем взял? - стонал он сев, потирая затекшие руки и ноги.

- Как зачем, я тебя ограбил, ты против? - усмехнулся я и закурил.

- Нет. Бери. Только не оставляй в лесу. - жалобно попросил он.

- Давай одевайся, до станции идти ещё.

 

И пока он подтягивал штаны и зашнуровывал ботинок, я курил, и наслаждался маленькой победой.

 

Шли мы молча, Петя впереди, а я поодаль сзади него, поигрывая ножом и изредка направляя в нужную сторону. Путь оказался долгим, часа два, начинало темнеть. Выбравшись из леса, я подошёл к машине, сел и завел её, что бы прогреть.

 

- А я? - всхлипнул Петр.

Он стоял рядом с моей дверью. И нервно переминался.

- А ты на электричке друг мой. - и я указал в направлении станции. - Прогуляешься немного, заодно будет время запомнить всё, что я тебе сказал. И не забудь позвонить, как доберешься!

 

Я нажал на газ, и машина со свистом бросилась вперед.